Jump to content

Книжная болталка


Recommended Posts

Получила вот это по рассылке с какого-то сайта, на который я, оказывается, подписана (когда ж я подписаться туда успела? :connie_tap: ):

 

Как книголюбу совместить полезное с приятным

 

Если чтение для вас значит нечто больше, чем просто перелистывание страниц и красивые корешки книг, то пора узнать, как получить от этого процесса максимум удовольствия и пользы.

 

• Делайте заметки о прочитанном. Выделяйте все, что тебя «зацепило»: высказывания, интересные мыли, даты, все, что может пригодиться. Не лишним будет выразить в тексте свое мнение о той или иной книге.

• Выписывайте понравившиеся цитаты. Это нужно для того, чтобы в дальнейшем использовать их для различных деловых встреч, конференций, переговоров, написания деловых статей, да и просто мотивации. Можете распечатать их и сделать коллаж над рабочим столом.

• Одновременное чтение нескольких источников – не самое полезное занятие. Так как такой подход к прочтению не только запутает вас, но и станет «убийцей» времени. Поэтому лучше читайте книжки по очереди, не гонитесь за количеством.

• Составьте список книг, которые хотелось бы прочитать в ближайшее время, и, конечно, пополняйте его регулярно. Заносите в список произведения, которые кто-то посоветовал, порекомендовал или просто зацепили в Интернете. Затем сможете без труда их отыскать в электронном виде, попросить у знакомых, купить или взять в той же библиотеке. Не забывайте после прочтения каждой книги анализировать ее, так вы поймете лучше, какие авторы, жанры вам больше по душе.

• Используйте книги, как ресурс для идей. Именно! Используйте прочтенную литературу в своих целях:для решения поставленных задач, как в профессиональной, так и личной сферах. Из книг с художественным сюжетом можно почерпнуть много интересных знаний, историй, фактов; с деловым сюжетом - новые идеи для бизнеса.

Как видите, чтение может быть не только увлекательным, но и очень мощным источником всевозможных идей, которые могут сыграть важную роль в повседневной жизни. Почему бы литературу не превратить в своего союзника? Приятного чтения!

Книги — это инструмент насаждения мудрости» Ян Коменский

Ссылку именно на этот сайт я не нашла, есть на другие, например:

 

http://ukhta8216.ru/index.php?id=12682

 

Что думаете об этих рекомендациях? Что-нибудь из перечисленного выполняете?
О себе скажу только одно: анализирую я книги обычно не после прочтения, а в процессе оного. Мое филологическое прошлое дает знать: очень редкие книги могу читать просто так, ни о чем не думая, у меня в мозгу все время работает анализатор, его можно только приглушить, но совсем выключить нельзя. От очень многих филологов слышала это.
Link to post
Share on other sites

Эрнест Хемингуэй. К своему стыду никогда не читала. Хочу исправить сие упущение. Филологи что-то могут посоветовать? С чего начать?

Link to post
Share on other sites

Эрнест Хемингуэй. К своему стыду никогда не читала. Хочу исправить сие упущение. Филологи что-то могут посоветовать? С чего начать?

Я, по-моему, только "Прощай, оружие!" читала. Помню только, что конец очень тяжелый...

  • Like 1
Link to post
Share on other sites
  • Administrators

Как известные писатели заставляли себя работать?

 

Агата Кристи

Агата Кристи (1890–1976), уже издав десяток книг, в анкетной строке «род занятий» указывала – «домохозяйка». Она работала урывками, не имея ни отдельного кабинета, ни даже письменного стола. Писала в спальне за умывальным столиком или могла примоститься за обеденным столом в перерывах между приемами пищи. «Мне бывало немного неловко «идти писать». Но если удавалось уединиться, закрыть за собой дверь и сделать так, чтобы никто не мешал, то я забывала обо всем на свете».

Фрэнсис Скотт Фицджеральд

Фрэнсис Скотт Фицджеральд (1896–1940) свой первый роман «По ту сторону» писал в тренировочном лагере, на клочках бумаги, в свободное от службы время. Отслужив, забыл о дисциплине, и стал применять алкоголь как источник вдохновения. До обеда спал, иногда работал, ночью кутил в барах. Когда случались приступы активности, мог за один подход написать 8000 слов. Этого хватало для большого рассказа, но было недостаточно для повести. Когда Фицджеральд писал «Ночь нежна», ему с большим трудом удавалось выдерживать трезвым три-четыре часа. «Тонкое восприятие и суждение во время редактирования несовместимы с выпивкой», – писал Фицджеральд, признаваясь издателю, что алкоголь мешает творчеству.

Гюстав Флобер

Гюстав Флобер (1821–1880) писал «Мадам Бовари» пять лет. Работа продвигалась слишком медленно и мучительно: «“Бовари” не идет. За неделю – две страницы! Есть с чего набить себе морду от отчаяния». Просыпался Флобер в десять утра, не вставая с постели читал письма, газеты, курил трубку, беседовал с матушкой. Затем принимал ванну, завтракал и обедал одновременно, и отправлялся на прогулку. Один час он преподавал своей племяннице историю и географию, потом усаживался в кресло и читал до семи вечера. После обильного ужина он несколько часов беседовал с матушкой и, наконец, с наступлением ночи начинал сочинять. Годы спустя он писал: «В конце концов, работа – наилучший способ ускользнуть от жизни».

Эрнест Хемингуэй

Эрнест Хемингуэй (1899–1961) всю жизнь вставал на рассвете. Даже если накануне он допоздна пил, поднимался он не позже шести утра, свежим и отдохнувшим. Работал Хемингуэй до полудня, стоя возле полки. На полке стояла печатная машинка, на машинке лежала деревянная доска, выстеленная листами для печати. Исписав карандашом все листы, он снимал доску и перепечатывал написанное. Каждый день он подсчитывал количество написанных слов и строил график. «Когда заканчиваешь, чувствуешь себя опустошенным, но не пустым, а вновь заполняющимся, словно занимался любовью с любимым человеком».
иги, раскладывал пасьянс и беседовал с гостями.

 

Всю статью можно дочитать в фейсбуке

  • Like 2
Link to post
Share on other sites
Интересно... И местами неожиданно.
 
Уж коли пошло такое дело, вот пара отрывков о том, как работал Есенин. 
 
Это из воспоминаний Софьи Виноградской, они жили в одной коммунальной квартире после возвращения Есенина из-за границы в 1923 году ("Как жил Есенин"):
 

 

Как он писал?

Непосредственно в те минуты, когда он писал, мне его не удалось видеть. Но случалось его видеть в те дни, когда было известно, что он пишет. Бывал он тогда сосредоточенным; близкие к нему говорят, что бывал таким, как на портрете, помещенном в «Прожекторе».

Однажды (это было вскоре после возвращения его из-за границы) он пришел к знакомой, был невесел, попросил хороший карандаш и бумагу и скоро ушел, сказав, что идет писать, потому что его всего подмывает писать, потому что у него, как он выразился, начался зуд, заставляющий его писать.

Обычно, когда он усаживался писать, он просил поставить на стол горячий самовар, который кипел все время. Чаю он выпивал тогда много. Вино же исчезало из комнаты. Даже нарзану он не позволял ставить на стол, даже пустые бутылки выбрасывал.

Просто мерзко слушать «предположения», что Есенин писал стихи пьяным. Ни разу в жизни ни одной строчки он не написал в нетрезвом состоянии!

Стихи свои до того, как они бывали напечатаны, подчас неотделанные, а иногда и в процессе творчества, он обычно читал своим близким друзьям. Читал и советовался с ними. Часто, следуя их указаниям, исправлял написанное. Советами он очень дорожил, относился к ним с вниманием, благодарностью; на одной поэме, подаренной им другу, он надписал: «Исправительнице неровностей этой поэмы».

Читать свои стихи до их напечатания было его потребностью. Он сам часто вызывался их читать.

Прочтет и спросит: «Ну, как, ничего? Это так, маленькое». И когда ему скажешь, что это чудесное стихотворение и вовсе не маленькое, он полудоверчиво, наивно, по-детски посмотрит и спросит:  «Да?»

 

http://esenin.ru/o-esenine/vospominaniia/vinogradskaia-sofia-kak-zhil-esenin

 

А это - из воспомиманий его сестры Шуры, которая жила в этой же коммунальной квартире ("Брат мой - Сергей Есенин"):

 

Сергей был всегда подтянутым, собранным, опрятным. Любил хорошо, со вкусом одеться. Любил чистоту и порядок в доме, на рабочем своем столе. Впрочем, если говорить в прямом смысле, то рабочего стола у него никогда не было. Стихи он писал за ломберным или обеденным столом в маленькой нашей комнате на Брюсовском переулке.

...

Сергей был очень подвижным человеком, был горазд на всевозможные выдумки, умел и любил шутить. Дома он часто подшучивал над Катей и особенно надо мной. Ему доставляло большое удовольствие смутить меня чем-нибудь.

Но все шутки, смех и веселье бывали в дни и часы отдыха. Приходило и время работы, а работал Сергей очень много. Во время работы мы, чтобы не мешать ему, уходили из комнаты. Часами он сидел за ломберным столиком или за обеденным столом. Устав сидеть, он медленно расхаживал по комнате из конца в конец, засунув руки в карманы брюк или положив одну из них на шею. На столе он не любил беспорядка и лишних вещей, и если это был обеденный, то на чистой скатерти лежали только лишь бумага, его рукопись, карандаш и пепельница. Сам он сосредоточен, и если войдешь к нему в комнату — он смотрит на тебя, а мысли его где-то далеко, он весь напряжен, губы сомкнуты и на щеках ходят желваки.

Очень много Сергей читал. Он внимательно и жадно следил за всеми литературными новинками. На ломберном столе, на тумбочке у нас всегда лежали, помимо книг, последние номера журналов «Красная новь», «Красная нива», «Прожектор», альманах «Круг». 

 

http://esenin.ru/o-esenine/vospominaniia/esenina-a-a-brat-moi-sergei-esenin

 

Вот тоже из ее воспоминаний/ о том, как Есенин работал в деревне ("Родное и близкое"):

 

 

Работал Сергей очень много. Я помню, как часами, почти не разгибаясь, сидел он за столом у раскрытого окна нашей маленькой хибарки. Условия для работы были очень плохие. По существу, их не было совсем. Мы старались не мешать Сергею, но так как дом наш был слишком мал, а амбар служил кладовой, где хранили и платье, и продукты, то поневоле нам приходилось его беспокоить.

   И несмотря на трудности, он упорно работал над «Поэмой о 36».

   Здесь же им было написано стихотворение «Отговорила роща золотая...».

   В работе над этим стихотворением у него была замечательная помощница — наша рязанская природа, с пролетающими в поля косяками журавлей, с костром рябины красной, стоящей перед нашим боковым окном.

   Работа, работа, работа... Лишь изредка Сергей устраивает себе отдых, ходит ловить рыбу на Оку. 

...

Он рано научил меня любить книги. Каждое лето он приезжал домой в деревню, но не отдыхать, а работать. Чемоданы, привезенные им, в основном были заполнены книгами. Сидя за столом, с керосиновой лампой, он читал целыми ночами до самого рассвета. Уезжая из деревни, он не брал с собой привезенные книги, и таким образом у нас дома собиралась своя библиотека, благодаря которой еще девочкой десяти — двенадцати лет я знала очень много стихов Некрасова, Никитина, Пушкина, Кольцова, Тютчева, Фета, Майкова и многих других. 

 

http://esenin.ru/o-esenine/vospominaniia/esenina-a-a-rodnoe-i-blizkoe

  • Like 2
Link to post
Share on other sites
А вот еще любопытный отрывок, из книги Матвея Ройзмана "Все, что помню о Есенине". 
Некоторые понятия нужно пояснить. "Ассоциация вольнодумцев" - организация, которая объединяла творческих людей, в основном поэтов, и Есенин в 1920 году был выбран ее председателем. Матвей Ройзман исполнял обязанности секретаря и бухгалтера. При этой Ассоциации было литературное кафе "Стойло Пегаса", все члены ассоциации являлись там пайщиками, получали оттуда доходы.
 

 

В конце осени 1921 года я пришел утром в «Стойло Пегаса», чтобы просмотреть квартальный финансовый отчет, который надо было срочно отправить в Мосфинотдел. В кафе посетителей не было. В углу за столиком сидел Есенин, писал, по его правую руку лежали скомканные листы бумаги: он переписывал начисто свое стихотворение, а это всегда было связано с переделкой. Я молча прошел мимо него — он и головы не поднял,— спустился вниз. Проверив отчет, сопроводительные документы, я подписался и поставил круглую печать «Ассоциации вольнодумцев», которую захватил с собой.

А на прошлой неделе днем я столкнулся с Сергеем в дверях «Стойла», он спросил, надолго ли я здесь застряну. Я объяснил, что только отдам удостоверение буфетчице, которое она просила, и уйду.

— Куда?

— На работу в клуб Реввоенсовета.

— Пойдем со мной бульварами. Третий день над строфой бьюсь, ни черта не выходит. Ты иди рядом, никого ко мне не подпускай!

— Почему ты не спустишься вниз в какую-нибудь комнату «Стойла»?

— Там полотеры, кругом баррикады, мебели! А тут — завтраки!                                    

—        Хорошо, Сережа. Подожди минуту!

  Я отдал бумагу буфетчице, и мы пошли по Тверскому бульвару. Есенин шел, опустив голову, никого и ничего не видя. Только взглянул на памятник Пушкину и, как обычно, улыбнулся. Он что-то шептал, потом, бормотал, {150} иногда резко взмахивал правой рукой, точно бросал негодное слово на землю. Навстречу нам шла знакомая поэтесса, она явно намеревалась подойти. Я пошел вперед, остановил ее и попросил не подходить к Есенину. Она так и замерла на месте с испугом. Сергей продолжал шагать, упорно глядя себе под ноги. Теперь он не взмахивал рукой, произносил строфу и вслушивался в нее. Его лицо стало светлеть, и, когда мы прошли мимо памятника Тимирязеву, ступив на Никитский (ныне Суворовский) бульвар, Сергей устремился к первой свободной скамейке. Он сел, стал шарить руками в карманах:

— Вот черт! Бумагу забыл!

Я подаю ему вчетверо сложенный лист писчей бумаги. Есенин опять лезет в карманы, чертыхается. Я понимаю, забыл карандаш, даю свой. Он ложится ничком на скамейку и пишет округлыми, отделенными друг от друга буквами четыре строки — одна под другой... Строфа. Читает ее, вздыхает, садится:

— Вышло! — и обращается ко мне.— Не интересуешься, что я написал?

— Ты не любишь, читать в процессе работы!

— Это верно!

— И потом я запомнил твои слова: по одной строфе никогда не суди о целом стихотворении!

— Это тоже верно!..

Конечно, я не мог не запомнить строки, которые он несколько раз произносил вслух. Это стихотворение начинается так:

 

Сторона ли ты моя, сторона!

 

Работал Есенин над шестой строфой. Две первые строки остались такими, какими я их слышал:

 

   Ну да что же? Ведь много прочих.

   Не один я в миру живой!

С. Е с е н и н. Собр. соч., т. 2, стр. 107.

 

Две последние строки Сергей потом снова переделал. Об этом не стоило бы писать, если бы не нашлись мемуаристы, которые заявляют, что Есенин «почти импровизировал» свои стихи. Нет! Трижды нет! За каждой строкой его стихов кроется такое напряжение души, такой неуемный труд, такая беспощадная поэтическая {151} самокритика, что диву даешься, как можно утверждать, Есенин легко сочинял стихи.

Правда, любил он рассказывать байки о том, как легко творить. Даже в поэме написал:

Ведь я мог дать

Не то, что дал,

Что мне давалось ради шутки.

С. Есенин. Собр. соч., т. 2, стр. 198.

А бывало в «Стойле» переписывает, переписывает стихотворение, сложит аккуратно бумагу и скажет:

— Ну, я понес стихи Воронскому! (В редакцию «Красной нови»). Приду к обеду!

Через минут десять-пятнадцать возвращается в «Стоило». В чем дело? Разонравилась одна строка, надо переписать!

 

http://www.bibliotekar.ru/esenin-sergey/17.htm

  • Like 2
Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...
  • 3 months later...

Я читала когда-то "Клуб гашишистов" Теофиля Готье, но не думала, что это списано с реальности :connie_tap: :

 

 

«Клуб гашишистов» (фр. Le Club des Hashischins) — парижский литературно-художественный салон 1840-х годов. Был организован по инициативе психиатра Ж. Ж. Моро де Тура, проводившего опыты по воздействию гашиша на психику.

 

Члены клуба собирались в красной гостиной отеля Лозен на острове Сен-Луи в самом центре Парижа, переодевались в арабские бурнусы и пили крепкий кофе. Все желающие могли также употребить давамеск, который Моро де Тур получал из Алжира, но это не было обязательным условием членства в Клубе.

Либеральный салон с экзотическими обычаями привлек внимание многих выдающихся литераторов Франции. Наиболее активными членами клуба были тридцатилетние Теофиль Готье, написавший в 1846 году новеллу «Клуб гашишистов», и Жерар де Нерваль, двадцатилетний Шарль Бодлер и сорокалетний Александр Дюма-отец, написавший в этот период свой знаменитый роман «Граф Монте-Кристо».

Вот вся статья

Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...
  • 5 weeks later...

девочки кто знает чем отличается заказ книг с сайта озон российского ozone.ru и израилского ozoneru.co.il? не могу понять отличие и где выгоднее делать заказ

Link to post
Share on other sites

девочки кто знает чем отличается заказ книг с сайта озон российского ozone.ru и израилского ozoneru.co.il? не могу понять отличие и где выгоднее делать заказ

отвечу в теме "Книжные интернет-магазины"

Link to post
Share on other sites
  • 4 months later...
очень понравилась книга Зов ангела , автор Гийом Мюссо 
Маделин и Джонатан случайно столкнулись в нью-йоркском аэропорту. Об этой встрече можно было бы немедленно забыть, если бы не одно обстоятельство: в сутолоке они случайно обменялись мобильными телефонами.
Мобильный телефон для современного человека — не просто средство связи. Ему доверяют то, что раньше доверяли только дневникам и сейфам. Порывшись в памяти телефона Маделин, Джонатан понял нечто такое, что заставило его взять билет на самолет, чтобы немедленно встретиться с ней.
Маделин тоже потратила немало часов, чтобы узнать как можно больше о Джонатане, и ей было что ему рассказать.
Эти двое встретятся в Нью-Йорке, чтобы найти ключ к загадке, которая когда-то едва не стоила Маделин жизни…

 

http://flibusta.net/b/320179

вообще понравилось как он пишет. буду читать ещё
  • Like 2
Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

×
×
  • Create New...